Nail-сервис, мода и красота

Год ужаса: Николь Кидман, Синтия Никсон, Джейк Джилленхол и другие в мини-версиях лучших хорроров

В конце года принято подводить итоги, и The New York Times не стал исключением. Журнал присвоил уходящему 2017-му статус «год ужаса». Как считают журналисты NY Times, жанр хоррора за последние 12 месяцев стал одним из ведущих направлений в кинематографе. Дебют режиссера Джордана Пила «Прочь» оказался лучшим фильмом ужасов в рейтинге Vulture (при бюджете в 4,5 миллиона долларов картине удалось собрать кассу в 252 миллиона). Лента по одноименному роману Стивена Кинга «Оно» собрала рекордный миллиард долларов в прокате. А, скажем, арт-хаусный триллер «Берлинский синдром», хотя много и не заработал, смог похвастать самыми лестными отзывами кинокритиков. В честь «года ужасов» The New York Times совместно с канадским режиссером и фотографом Флорией Сигизмонди выпустил десять видеороликов, в которых Николь Кидман, Синтия Никсон, Джейк Джилленхол и другие изобразили классические архетипы из популярных фильмов ужасов.

The Possessed («Бесы») с Николь Кидман
«Внутри нее живет зверь»

У нас был всего один дубль. У Николь в руках — яйца и мука, как только она их использует, это все оказывается на волосах и на одежде. Николь справилась с задачей с первого раза. За это время вы можете увидеть изменения, которые происходят с актрисой: от разочарования и недовольства собой до оргазма, — цитирует слова Сигизмонди The New York Times. 

The Cannibal («Каннибал») с Тимоте Шаламе

«Он благородный, он злой, он живет только для служения человечеству»

Главный герой, точь-в-точь как Дориан Грей, полирует серебро и любуется своим отражением в ноже, разглядывает свои волосы и отдает вам свое сердце, — рассказала об этой работе Сигизмонди.

The Vampire («Вампир») с Даниелой Вега

«Никакое удовольствие не может сравниться с полуночной кровью»

Сначала вы смотрите на красоту, а затем понимаете, что в изображении есть что-то жуткое, — цитирует автора The New York Times.

The Mannequin («Манекен») с Сиршей Ронан

«Она пробуждается спустя годы, которые провела в одиночестве на чердаке»

Этот образ отражает идею, которую я мечтала показать, но никогда не понимала как это сделать: героиня оказалась в ловушке — стала собственной копией в жесткой оболочке, — объяснила Сигизмонди свой идейный замысел.

The Demon Child («Демоническое дитя») с Бруклин Принс 

«Будет ли она слушаться мамочку?»

Девочки, в которых вселился демон, часто являются главными героями хорроров, потому что они такие страшные! Дети честные, я говорила юной актрисе играть с занавеской для душа — это было лирично и страшно одновременно, — таков взгляд автора.

The Demented Clown («Сумашедший клоун») с Энди Серкис

«На ночь он разрисовывает лицо в маску ужаса»

Клоуны страшные, потому что они должны заставлять нас смеяться, но они явно что-то скрывают, —  полагает Сигизмонди.

The Ghost Bride («Призрачная невеста») с Синтией Никсон

«Она преследует новых жертв»

У нее нет глаз. Она передает свои эмоции с помощью мимики и с помощью рук, —  объясняет свое видение автор.

Get Out («Прочь») с Дэниэлом Калуя

«Знакомство с родителями не всегда заканчивается свадьбой»

Он не знает, что плохого он сделал. Главный герой просто смотрел телевизор, когда из-под кровати появилась кровавая рука, — такова аннотация к этому видео.

The Macabre Dancer («Пляски смерти») с Тиффани Хэддиш

«Даже смерть не может удержать его от соблазна»

Идея танца со смертью и флиртом замечательна. В игре появляется сила, когда смерть превращается в искусство, — гласит объяснение.

The Damned («Проклятый») с Джейком Джилленхолом

«Голоса, которые доносятся из стен, вынуждают его страдать»

Когда мы работали над этим роликом, я думала о Томе Уэйтс в фильме «Дракула» режиссера Френсиса Форда Копполы. Он находится в мягкой камере, и он чувствует, что Дракула разговаривает с ним — он знает, что хозяин идет, что ужас приближается к нему,  — цитирует слова Сигизмонди The New York Times.

Источник: ru.hellomagazine.com

Запись в салон
close slider